D Право связано с правомочием принуждать

ВВЕДЕНИЕ В УЧЕНИЕ О ПРАВЕ

А Что представляет собой учение о праве

Совокупа законов, для которых может быть наружное законодательство, именуется учением о праве (lus). Если такое законодательство вправду существует, оно есть учение о положительном праве, а о человеке, сведущем в этом учении, либо правоведе (lurisconsultus), молвят, что он знаток права (lurisperitus D Право связано с правомочием принуждать), когда он наружные законы знает также с их наружной стороны, т. е. исходя из убеждений их внедрения к случаям, происходящим в опыте; учение о праве может стать также юриспруденцией (lurisprudentia), но без объединения его с юриспруденцией оно остается всего только правоведением (lurisscientia). Это последнее заглавие относится к периодическому познанию учения D Право связано с правомочием принуждать о естественном праве (lus naturae), хотя правовед должен в этом учении давать постоянные принципы для всякого положительного законодательства.

Что такое право?

Этот вопрос может так же смутить правоведа — если только он не желает впасть в тавтологию либо заместо общего решения сослаться на то, что утверждали когда-либо законы D Право связано с правомочием принуждать каком-нибудь страны,— как несчастный вопрос: «Что есть правда?», обращенный к учителям

==138

логики. Что следует по праву (quid sit iuris), т. е. что молвят либо гласили законы в том либо ином месте в то либо другое время, он еще может указать; но право (recht) ли то, чего они требуют, и D Право связано с правомочием принуждать каковой всеобщий аспект, на основании которого можно вообщем различать правое и неправое (iustum et iniustum),— это остается для него потаенной, если он хоть на время не оставляет обозначенные эмпирические принципы и не отыскивает источник этих суждений в одном только разуме (хотя бы упомянутые законы и служили ему для D Право связано с правомочием принуждать этого неплохим управлением), чтоб установить базу для вероятного положительного законодательства. Чисто эмпирическое учение о праве — это голова (подобно древесной голове в басне Федра), которая может быть великолепна, но, как досадно бы это не звучало, не имеет мозга.

Понятие права, так как оно относится к соответственной этому праву обязательности (т D Право связано с правомочием принуждать. е. его моральное понятие), во-1-х, касается только наружных, и притом практических, отношений меж лицами, так как их поступки как деяния могут иметь (конкретное либо опосредствованное) воздействие друг на друга. Во-2-х, понятие права значит не отношение произвола к желанию (как следует, к незапятанной потребности) другого [лица], как это имеет место D Право связано с правомочием принуждать в благодетельных либо жестокосердечных поступках, а только отношение к произволу другого [лица]. В-3-х, в этом обоюдном отношении произвола не принимается во внимание даже материя этого произвола, т. е. цель, которую преследует каждый в отношении хотимого объекта, к примеру не ставится вопрос, может ли получить и свою выгоду D Право связано с правомочием принуждать от продукта тот, кто его покупает у меня для перепродажи, либо не может; вопрос стоит только о форме дела двухстороннего произвола, так как он рассматривается только как свободный, и о том, совместим ли в таковой форме поступок 1-го из 2-ух [лиц] со свободой другого, сообразной со всеобщим законом.

Итак, право D Право связано с правомочием принуждать — это совокупа критерий, при которых произвол 1-го [лица] совместим с произволом другого исходя из убеждений всеобщего закона свободы.

==139

§ C

Всеобщий принцип права

«Прав хоть какой поступок, который либо согласно максиме которого свобода произвола каждого совместима со свободой каждого в согласовании со всеобщим законом».

Таким макаром, если мой поступок либо вообщем D Право связано с правомочием принуждать мор состояние совместимо со свободой каждого, сообразной со всеобщим законом, то тот, кто препятствует мне в этом, неправ, ибо такое препятствие (противодействие) несовместимо со свободой, сообразной со всеобщим законом.

Отсюда вытекает и последующее: нельзя добиваться, чтоб этот принцип всех максим сам в свою очередь был моей максимой, т D Право связано с правомочием принуждать. е. чтоб я сделал его себе максимой моего поступка; по правде, каждый может быть свободен, хотя бы для меня его свобода и была совсем безразлична, либо же я в душе охотно бы ее нарушил, если только я не наношу ей вреда своими наружными поступками. Делать правые поступки собственной максимой—это требование D Право связано с правомочием принуждать, предъявляемое мне этикой.

Итак, всеобщий правовой закон говорит: поступай снаружи так, чтоб свободное проявление твоего произвола было совместимо со свободой каждого, сообразной со всеобщим законом; этот правовой закон, хотя и налагает на меня обязательность, совсем не ждет и еще в наименьшей мере просит, чтоб я ради одной D Право связано с правомочием принуждать только этой обязательности ограничил свою свободу самими обозначенными выше критериями; разум гласит только, что он в собственной идее ограничен этим и может действием быть ограничен и другими [условиями]; разум выражает это как постулат, предстоящее подтверждение которого нереально.— Если в намерение заходит не научить добродетели, а только показать, что право, то нельзя D Право связано с правомочием принуждать и не должно разъяснять даже всеобщий правовой закон как мотив поступка.

D Право связано с правомочием заставлять

Сопротивление, оказываемое тому, что препятствует какому-нибудь действию, способствует этому действию и согласуется с ним. Все неправое препятст-

==140

вует свободе, сообразной со всеобщим законом, принуждение же препятствует свободе либо оказывает ей сопротивление D Право связано с правомочием принуждать. Как следует, когда определенное проявление свободы само оказывается препятствием к свободе, сообразной со всеобщими законами (т. е. неправым), тогда направленное против такового внедрения принуждение как то, что воспрепятствует препятствию для свободы, совместимо со свободой, сообразной со всеобщими законами, т. е. бывает правым; стало быть, по закону противоречия с D Право связано с правомочием принуждать правом также связано правомочие использовать принуждение к тому, кто наносит вред этому праву.

Е

Серьезное (strikte) право может быть представлено также как возможность полного обоюдного принуждения, согласующегося со свободой каждого, сообразной со всеобщими законами

Это положение значит последующее: право нельзя мыслить состоящим из 2-ух частей, а конкретно из обязательности по закону и D Право связано с правомочием принуждать из правомочия того, кто своим произволом обязует другого, приневолить его к этой обязательности; понятие права можно усмотреть ненепосредственно в способности соединять всеобщее обоюдное принуждение со свободой каждого. Как вообщем право имеет своим объектом внешнюю сторону поступков, так и серьезное право, т. е. такое, к которому не примешивается ничего этического, не просит D Право связано с правомочием принуждать никаких других определяющих оснований произвола, не считая наружных; ведь вот тогда оно чисто и не смешано ни с какими нравственными предписаниями. Серьезным правом (правом в узеньком смысле слова) можно, как следует, именовать только совсем наружное право. Оно основывается, правда, на понимании обязательности каждого по закону, но для того, чтоб D Право связано с правомочием принуждать найти в согласовании с этим произвол, серьезное право, чтоб быть незапятнанным, не должно и не может ссылаться на это понимание как на мотив; потому оно опирается на принцип способности наружного принуждения, совместимого со свободой каждого, сообразной со всеобщими законами.— Итак, если молвят: кредитор

==141

имеет право добиваться от должника уплаты его D Право связано с правомочием принуждать долга, то это не значит, что он может внушить должнику, что его свой разум обязует его к уплате; нет, принуждение, которое принуждает каждого делать это, полностью совместимо со свободой каждого, а как следует, и с своей свободой, сообразной со всеобщим наружным законом; таким макаром, право и правомочие D Право связано с правомочием принуждать заставлять означают одно и то же.

Закон обоюдного принуждения, нужно согласующегося со свободой каждого, кто управляется принципом всеобщей свободы, есть вроде бы конструирование понятия незапятнанного права, т. е. показ этого понятия в чистом априорном созерцании, по аналогии с возможностью свободных движений тел, подчиненных закону равенства деяния и противодействия D Право связано с правомочием принуждать. Как в незапятанной арифметике мы не выводим характеристики ее объекта конкретно из понятия, а можем их раскрыть только методом конструирования понятия, так и тут не столько понятие права, сколько полное обоюдное и равное принуждение, подведенное под всеобщие законы и согласующееся с правом, делает вероятным приятное представление искомого понятия. Но в то время D Право связано с правомочием принуждать как в базе этого динамического понятия в незапятанной арифметике (к примеру, в геометрии) лежит понятие чисто формальное, разум позаботился по способности обеспечить рассудок и априорными созерцаниями для конструирования понятия права.— Правильное (rectum) как прямое обратно, с одной стороны, кривому, с другой — наклонному; прямое — это такое внутреннее свойство D Право связано с правомочием принуждать полосы, когда меж 2-мя данными точками вероятна только одна линия; искривленное — это положение 2-ух пересекающихся либо соприкасающихся линий, из которых также вероятна только одна (перпендикулярная), наклоненная к одной стороне не больше, чем к другой, и идиентично делящая место по обе стороны; по аналогии с этим и учение о D Право связано с правомочием принуждать праве вожделеет, чтоб свое (das Seine) было (с математической точностью) определенным для каждого, чего нельзя ждать от учения о

==142

добродетели, потому что оно не может не оставлять некое место для исключений (latitudinem). Но, не вторгаясь в область этики, нужно указать два варианта, которые притязают на правовое решение, но для которых нереально отыскать D Право связано с правомочием принуждать кого-нибудь, кто бы их разрешил, и которые принадлежат вроде бы к эпикуровским intermundia. Мы должны сначала выделить оба этих варианта из собственного учения о праве, к которому мы скоро перейдем, чтоб их шаткие принципы не обрели воздействия на твердые основоположения этого учения.


d-metod-udelnih-pokazatelej.html
d-mnimoe-pryamoe-uvelichennoe.html
d-n-belyanin-rossijskaya-istoriya-2011-s-86-95.html